Мои любимые цветы

Главная
Энциклопедия
Фотоальбомы
Работы садоводов
Цветы и кустарники
Коротко о цветах
Это интересно
Истории и мифы о растениях
Карел Чапек - очерки о садоводах
Домашние цветы
Обратная связь

Барвинок   Вороний глаз   Гиацинт   Дуб   Дягиль   Жарки   Женьшень   Зверобой   Злаки   Картофель   Ковыль   Кувшинка   Львиный зев   Мандрагора   Манжетка   Маргаритка   Медуница   Мимоза   Можжевельник   Нарцисс   Настурция   Незабудка   Орешник   Осина   Петров крест   Подснежник   Примула   Сусак   Хризантема   Чабрец   Черника   Чертополох   Юкка

Гиацинт

В один из солнечных дней 1734 г. голландские дети, играя на берегу моря, заметили у самой воды невиданный ранее цветок.
Листья у него были похожи на листья тюльпана, а стебель усажен множеством красных цветочков.

Прибежавшие на крики детей взрослые недоумевали, откуда появилось это удивительное растение. Но дальше на берегу обнаружили еще несколько проросших луковиц. Стали раздумывать, каким образом попали они на берег, и вспомнили, что месяц назад во время бури неподалеку затонул генуэзский корабль, основным грузом которого были цветочные луковицы.

Жители выкопали их и стали разводить в своих садах. Растения, случайно занесенные морем, оказались гиацинтами. Цветы стали скрещивать, улучшать, пытались увеличить в размерах, получить разную окраску. Если это удавалось, то каждому новому сорту давали новое название.
Ч. Дарвин, наблюдая за работой садовников и проверяя способы выведения гиацинтов, в книге "Изменение животных и растений под влиянием одомашнивания", изданной в Амстердаме в 1768 г., писал: "Если разрезать пополам луковицы синего и красного гиацинтов и сложить их вместе, то они срастутся и дадут общий стебель. Я видел собственными глазами гиацинт с красными и синими цветами. Но всего замечательнее то, что иногда получаются цветки, в которых оба цвета слиты в один".

И далее: "Гиацинт замечателен тем, что от него произошли разновидности с ярко-голубыми, розовыми и определенно желтыми цветами. Эти три простых цвета не встречаются у разновидностей какого-либо другого вида; они вообще встречаются не часто даже у отдельных видов одного и того же рода".
Греческое название цветка "гиацинт" означает "цветок дождей", но греки одновременно называли его цветком печали и еще цветком памяти о Гиацинте.
Юный сын царя Спарты Гиацинт был так прекрасен, что затмевал красотою даже богов-олимпийцев. Красивому юноше покровительствовали бог южного ветра Зефир и Аполлон. Часто навещали они своего друга на берегах Эврота в Спарте и проводили с ним время, то охотясь в густо разросшихся лесах, то развлекаясь спортом, в котором спартанцы были необыкновенно ловки и искусны.
Однажды Аполлон и Гиацинт состязались в метании диска. Все выше и выше вздымался бронзовый снаряд, но отдать предпочтение кому-либо из спортсменов было невозможно - Гиацинт ни в чем не уступал богу.
Напрягая последние силы, метнул диск Аполлон под самые облака, но Зефир, опасаясь поражения друга, так сильно подул, что диск неожиданно ударил в лицо Гиацинту. Рана оказалась смертельной. Аполлон, опечаленный смертью юноши, превратил капли его крови в прекрасные цветы, чтобы память о нем вечно жила среди людей.

В той же Древней Греции Гиацинт считался символом умирающей и воскресающей природы. На знаменитом троне Аполлона из Амикл изображалось шествие Гиацинта на Олимп; по преданию, основание статуи Аполлона, восседающего на троне, представляет собой жертвенник, в котором захоронен погибший юноша. Во время праздника гиацинтии в жертвенник проникали через медную дверь и там приносили подношения Гиацинту.

Затем культ Гиацинта был вытеснен культом Аполлона. Отразившись в зеркале народной фантазии, празднование превратилось в романтическую легенду двуначалия, и как в Древней Греции, Малой Азии, так и на юге Италии празднества гиацинтии отмечаются и в честь Гиацинта, и в честь Аполлона. Поэтому в первый день празднества все предавались печали, принося поминальные жертвы, а в следующие два устраивали веселые игры и состязания в честь Аполлона.

Отношение к растению у древних греков тоже носило двойственный характер. В принципе, цветок считался символом печали, горя и смерти. Однако в дни свадеб подруги невест украшали им волосы, а в наше время цветы и луковицы гиацинтов вывешиваются в Греции в качестве предохранительных амулетов над дверьми деревенских домов.

Разводили гиацинт в Персии, в Византии. После завоевания Византии турками гиацинт сделался любимым цветком турок, в начале XVI в. проник в Вену, в Голландию, которая стала как бы его второй родиной. Разведение гиацинтов становится там массовым явлением. Выводятся новые сорта, изменяются окраска листьев и цветков, их размеры, форма и количество. Зафиксирован случай, когда одна луковица дала три стрелки с голубыми цветками на одной, красными - на другой и фиолетовыми - на третьей.

Число новых сортов с четырех разновидностей в 1597г. достигло двух тысяч в 1768 г. А история разведения цветов сплошь изобилует грустными, веселыми, забавными случаями.

Упоминается необыкновенный способ выращивания гиацинтов корнями вверх. Был придуман специальный стеклянный сосуд, в одну половину которого вливали воду, а в другую, с узким и широким отверстиями, насыпали землю и сажали две луковицы гиацинта. Один гиацинт поднимался вверх, второй же выходил в узкое отверстие и как отражение цветка рос и зацветал в воде. Открытию этого способа садоводы обязаны случаю, происшедшему с французским садоводом Гонфлис, у которого однажды опрокинулся вверх дном на решетку, закрывающую бассейн с водой, горшок с проросшими гиацинтами. Когда, спустя время, садовод решил поставить горшок в нормальное положение, он обнаружил, что растение проросло через решетку в воду.

Гаарлемский садовод Петер Форельм неожиданно заболел именно тогда, когда в оранжерее должен был зацвести уникальный сорт гиацинта. По ходу подрастания растения селекционер обычно беспощадно обрывал лишние бутоны, а на сей раз цветок был предоставлен сам себе, в результате появилось растение с многочисленными лепестками, которое и стало прародителем всех махровых гиацинтов.

В России первые гиацинты появились в 1730 г. Шестнадцать сортов для Анненгофского сада в Лефортове выписал из Голландии садовод Брантгоф. Так бы и заказывали их из-за границы, если бы ботаник А. И. Реслер не вырастил в 1884 г. луковицы гиацинта в Батуми и не доказал на собственных опытах, что это растение вполне может произрастать на Черноморском побережье Кавказа. Российские сорта гиацинтов не уступают иноземным ни по красоте, ни по времени цветения.

MerkulovSOFT